Kroko.Dil

Хиросима расположена на западе крупнейшего японского острова Хонсю и является административным центром префектуры Хиросима. Название города переводится как «широкий остров». К моменту атомной бомбардировки площадь города Хиросимы составляла около 26 кв. миль, из них только 7 были полностью застроены. Там не было явно выделенных коммерческих, промышленных и жилых кварталов. 75% населения проживало в плотно застроенном районе в центре города. Единственный холм в восточной части города около полумили в длину и 221 фут в высоту до некоторой степени препятствовал распространению разрушений, остальной город был полностью незащищен от бомбы.

Также Хиросима имела важное военное значение. В ней располагался штаб 2-й армии, занимавшейся обороной всей южной Японии. Город был узлом связи, перевалочным и сборным пунктом для войск.

Уже весной 1945 г. изыскательская группа Манхэттенского проекта получила задание выбрать объект для первого применения атомной бомбы. В группу входили математики, физики-теоретики, специалисты-взрывники и метеорологи. Эта группа, составленная главным образом из ученых, включая Роберта Оппенгеймера, пришла к выводу о том, что объект для бомбы такого небывалого типа должен удовлетворять следующим условиям:

1. Поскольку ожидается, что атомная бомба должна производить наибольшее разрушение за счет первичной ударной волны, а последующие разрушения — вследствие действия огня, то объект должен содержать большой процент скученно расположенных каркасных зданий и других сооружений, легко поддающихся разрушению ударной волной и огнем;

2. Как подсчитано, основной разрушительный эффект от воздействия ударной волны при взрыве бомбы распространяется на площадь круга с радиусом более полутора километров. Следовательно, избранный объект должен представлять собой тесно застроенную площадь приблизительно тех же размеров;

3. Избранный объект должен иметь крупное военное и стратегическое значение;

4. Первую цель следует по возможности выбирать из таких объектов, которые до этого не подвергались бомбардировкам, чтобы эффект воздействия одной бомбы был достаточно нагляден.

Далее было решено, что американские авиационные соединения до применения атомной бомбы не будут бомбить четыре японских города. Подобный жест вовсе не означал акта милосердия в отношении этих четырех городов. Их попросту берегли от обычных бомбежек, так как предназначали для превращения в руины новой смертоносной бомбой.

К перечню объектов атомной бомбардировки — Хиросима, Кокура и Нигата — был добавлен древний священный город Японии Киото. Когда эксперт по Японии, профессор Эдвин О. Рейсхауэр, услышал эту ужасную новость, он помчался к своему шефу майору Альфреду Мак-Кормаку в Разведывательное управление армии. Потрясение довело его до слез. Мак-Кормак, культурный и гуманный нью-йоркский юрист, сумел позднее убедить военного министра Стимсона пересмотреть приговор, вынесенный Киото и вычеркнуть этот город из черного списка.

Весной 1945 г. летчики на Уэндоверском аэродроме в штате Юта уже тренировались, готовясь к первым рейдам с атомными бомбами…

В июле 1945 г., после доклада военного летчика-разведчика, было окончательно принято решение о бомбардировке Хиросимы из-за большого размера города, нахождения там военных складов, а также расположения города среди холмов, которые должны были сыграть фокусирующую роль в направлении удара.

26 июля крейсер «Индианаполис» доставил атомную бомбу «Малыш» на остров Тиниан (на обратном пути крейсер был атакован подводной лодкой и погиб почти со всем экипажем). В начале августа все было готово к операции, ждали благоприятной погоды. С экипажами провели инструктаж, показали фотографии с испытаний. Впечатленные летчики поняли смысл необычного маневра ухода после сброса бомбы. Осознав историческую роль, отведенную подразделению, гордясь ею, командир авиаполка полковник Тибетс дал своему самолету имя «Энола Гей» - в честь своей матери. Когда 6 августа ударная группа взлетела с Тиниана, корпус атомной бомбы, находящейся в бомболюке «Энолы Гей», был покрыт множеством как шутливых, так и серьезных лозунгов. Среди них была надпись «от парней с «Индианаполиса»…

6 августа за час до бомбардировки в намеченные районы впереди взлетевшего самолета-носителя Б-29 "Энола Гэй" вышли 3 разведчика погоды. На удалении 6-7 км от самолета-носителя следовал самолет с аппаратурой, регистрирующей параметры ядерного взрыва. В 70 км от самолета-носителя шел бомбардировщик с целью фотографирования результатов взрыва.

Система ПВО Японии обнаружила бомбардировщики. Приблизительно в 8:00 оператор радиолокатора в Хиросиме определил, что число подлетающих самолетов очень мало - вероятно, не более трех - и воздушная тревога была отменена. По обычному радио прозвучало предостережение для людей спуститься в убежища, если B-29 действительно появятся, но после рекогносцировки налет не ожидался. Люди продолжали работу, не заходя в убежище, и разглядывали вражеские самолеты. Не оказали противодействия воздушному противнику японские истребители и зенитная артиллерия.

Когда бомбардировщики достигли центра города, один из них сбросил небольшой парашют, после чего самолеты улетели прочь. Немедленно после этого, в 8 часов 15 минут, раздался оглушительный взрыв, который, казалось, в одно мгновение разорвал небо и землю. Бомба взорвалась ослепительной вспышкой в небе, огромным мчащимся порывом воздуха и оглушительным грохотом, распространившимся за много миль от города; первые разрушения сопровождались звуками рушащихся домов, разрастающимися пожарами, гигантское облако пыли и дыма отбросило тень на город.

В течение нескольких часов после катастрофы в Хиросиме никто в Токио толком не знал, что там произошло. Самое первое официальное сообщение содержалось в телеграмме старшего гражданского чиновника округа Тюгоку. В ней говорилось, что Хиросима была атакована «небольшим количеством самолетов», которые применили «совершенно новый тип бомбы». Утром 7 августа заместитель начальника Генерального штаба Шавабе получил донесение, одна фраза которого казалась совершенно непостижимой: «Город Хиросима в одно мгновенье был уничтожен полностью одной бомбой».

Одна эта бомба, мощностью 20 тысяч тонн тротилового эквивалента, взорвавшаяся на высоте 600 метров над городом, в одно мгновение разрушила до основания 60 процентов города Хиросима. Из 306545 жителей Хиросимы пострадало от взрыва 176987 человек. Погибло и пропало без вести 92 133 человека, тяжелые ранения получили 9 428 человек и легкие ранения — 27 997 человек. Такие сведения были опубликованы в феврале 1946 г. штабом американской оккупационной армии в Японии. Стремясь уменьшить свою ответственность, американцы, насколько возможно, занизили число жертв. Так, при подсчете потерь не было учтено число убитых и раненых военнослужащих. Кроме того, надо иметь в виду, что многие и тяжело и легко раненные через несколько дней, месяцев или даже лет погибли от лучевой болезни. Поэтому в действительности число погибших, по-видимому, превышает 150 тыс. человек.

Различные здания в радиусе 2 километров от эпицентра взрыва были полностью разрушены, а в радиусе 12 километров подверглись более или менее значительным разрушениям. Люди погибали или получали сильные ожоги в пределах 8,6 километра, деревья и трава обуглились на расстоянии до 4 километров. В результате взрыва и последовавших вслед за ним пожаров было превращено в пепел до 9/10 всех домов города, которых насчитывалось 95 тысяч.

Никогда в прошлом человеческое воображение не могло представить подобных размеров ущерба и подобной жестокости. На город пролился черный дождь, который не мог затушить пожары и лишь усилил панику. Спасательные работы, оказание медицинской помощи в первые часы затруднялись пожарами и разрушениями инфраструктуры. Точное число жертв, вероятно, никогда не будет установлено - считать было некому. От тех, кто был вблизи эпицентра, не осталось ничего – взрыв буквально испарил людей.

Чудовищная трагедия разыгралась не только в Хиросиме, Нагасаки также подвергся атомной бомбардировке...

С утра 9 августа, примерно в 7:50 по японскому времени, в Нагасаки прозвучала воздушная тревога, отмененная в 8:30. Люди вышли из убежищ. Когда в 10:53 две летающие крепости B-29 попали в поле видимости, японцы, предположительно, приняли их за разведывательные и не дали новой тревоги. Тем не менее, множество людей, заметив самолеты, побежали в укрытия, поскольку после бомбардировки 1 августа поверили, что на город готовятся сильные налеты.

Несколько минут спустя, в 11:00 наблюдательный B-29 сбросил на трех парашютах блок с измерительной аппаратурой, а в 11:02 другой самолет сбросил атомную бомбу. Бомба взорвалась высоко над промышленной долиной Нагасаки, почти на полпути между сталелитейными и оружейными производствами Мицубиси к югу, и торпедным заводом Мицубиси - Ураками к северу, двумя главными целями в городе.

В Нагасаки погибли более 70 000 человек, полностью разрушено оказалось 36% домов. Если судить только по цифрам, городу был принесен меньший урон, нежели Хиросиме, подвергшейся бомбардировке за 3 дня до этого. Вот только уместно ли в данном случаем сравнение?

Фактора, благодаря которым удалось избежать еще больших жертв, было два. Во-первых, чрезвычайно снизили разрушения района горы и нерегулярная планировка города. А, во-вторых, стоит отметить и место сброса бомбы. Как и планировалось, бомба взорвалась в почти идеальной позиции над Нагасаки для нанесения максимального урона промышленности - сталелитейным и оружейным заводам Мицубиси, торпедному производству Мицубиси - Ураками, множеству фабрик, фабричным училищам, и другим промышленным заведениям. При этом разрушение жилых кварталов, и, следовательно, количество жертв, оказалось сравнительно невелико. Если бомба была бы сброшена дальше к югу, артиллерийско-техническим заводам Мицубиси - Ураками не был бы причинен столь сильный вред, но в главных деловых и жилых районах Нагасаки могло бы быть гораздо большее количество пострадавших.

Атомный взрыв над Нагасаки затронул район площадью примерно 43 кв. мили, из которых 8.5 кв. миль приходится на водную поверхность и только 9.8 кв. мили застроены. Остальное пространство было лишь частично заселено, что так же помогло избежать множества жертв.

Но как бы то ни было, последствия второй бомбардировки стали не менее ужасающими, чем после первой операции. В одном из японских докладов ситуация, наблюдавшаяся на территории Нагасаки, была охарактеризована следующим образом: «Город напоминает кладбище, на котором не уцелело ни одной надгробной плиты».

То, что творилось в тот день в Нагасаки, выжившие могли определить только одним словом – ад.

http://hirosima.scepsis.ru/index.html

@темы: Негатив, Для памяти, Грустное