Kroko.Dil
Интервью с Глебом Бобровым, автрором книги "Эпоха Мертворожденных" от 2009 г.:

Что будет с Украиной через год, три, пять? Похоже, что ответа на этот вопрос теперь избегают…

…и политики, и экономисты, и социологи, уже давно не выходившие к нам со своими оптимистическими предсказаниями. Это удивительный и тревожный факт: никто не строит никаких долгосрочных планов, даже не заглядывает в грядущее. Наверное, они не знают даже, как справиться с проблемами в настоящем.

На фоне этого настораживающего молчания слышны лишь взволнованные голоса читателей, обсуждающих повесть «Эпоха мертворожденных». Книгу, которую некоторые восприняли как мрачное пророчество Кассандры. Ставшую не только литературной, но и политической сенсацией - и не только в Украине.

Насколько реальным может быть вымысел писателя? Почему выбран именно этот трагический сюжет? Каково лицо гражданской войны? С этими и другими вопросами мы обратились к автору книги Глебу Боброву - писателю и журналисту, ветерану Афганистана, знающму о войне не понаслышке...

From-UA: - Глеб, среди всех возможных вариантов антиутопий, в своем романе «Эпоха мертворожденных» Вы выбрали не падение метеорита или глобальное похолодание, а гражданскую войну. Почему?

Г. Бобров: - Потому, что у меня есть четкое понимание происходящих в нашей стране процессов и ясное видение, «куда» эти процессы могут завести. Я не писал боевик, фантастику или триллер; у меня вообще не было задачи развлечь-удивить-напугать читателя. Стояла конкретная цель: зримо и ощутимо – до хруста земли на зубах и запаха гари в носу – наглядно показать читателю изнанку гражданской войны со всей сопутствующей этому явлению «веселухой». Дать возможность заглянуть за обычно недостижимую для обывателя грань. Это все на словах понимают, что война, дескать, плохо. При этом, якобы понимая, умудряются поддерживать вектор развития общества, прямо ведущего к этой самой бездне.

Существуют устоявшиеся традиции окопной прозы. Следуя им, я попытался нарисовать максимально зримую картинку подобного развития ситуации, чтобы дать невоевавшему почувствовать, что это такое – гражданская война. Результат оценивать читателю. Кстати, интересны оценки. Люди гражданские говорят об «омерзительно жестокой книжке», а видевшие войну воочию, в свою очередь, говорят: «так и есть, только на самом деле все во много раз хуже».

From-UA: - Вы считаете, что Украине в реальности могут угрожать раскол и гражданская война?

Г. Бобров: - Разумеется! Во-первых, раскол уже произошел. Это факт, который надо наконец-то признать, и смотреть на реальность без шор и розовых очков. Вместо этого никто не только не собирается что-либо признавать, но и преодолевать-то ничего не хотят. Более того, наоборот! Все ведущие политические силы активно работают на расширение и углубление этого комплексного – духовного, мировоззренческого, национального – раскола страны. Тут захочешь – годами разрыв сводить придется.

Во-вторых, и это главное, угроза превращения Украины в «горячую точку» проистекает извне. Мы находимся на самом острие застарелого геополитического конфликта и в этих глобальных играх исполняем, пока, роль разменной пешки. И огромная заслуга в таком статусе принадлежит нам самим – гражданам страны. Справедливая цена за социальную пассивность, нежелание думать и потребительскую позицию «моя хата с краю».

From-UA: - Гражданская война – это не только следствие политики лидеров. Это еще и результат накопленного негатива между социальными слоями или жителями разных регионов. Иначе в такой войне просто не будет ни добровольцев, ни озлобленных солдат.

Г. Бобров: - Надо просто понимать механизмы запуска братоубийственных конфликтов. Это вам сейчас, сидя в теплой квартире, кажется, что все дело в социальном «негативе», накопленном меж гражданами. На практике же все дело в «крови». Когда прольется кровь – из глубинных недр тысяч человеческих душ вырвется древний и страшный демон мести. И вот тогда уже всем участникам бойни будет решительно наплевать на лозунги, доводы и даже очевидную реальность. Есть такое практически неизвестное рядовым гражданам понятие, как «фронтовой психоз». Есть и известные технологии запуска этого механизма. Если вы думаете, что пленных солдат живьем на шашлык нарезают одуревшие от злобы фанатики, то вы глубоко заблуждаетесь. Это делают хорошо обученные, грамотные и очень хладнокровные профессионалы.

Так что отличать одно от другого: если будут соответствующие политические решения, то следом неминуемо появится и «ярость благородная». Причем быстро, эффективно и как бы сама собой.

From-UA: - В «Эпохе мертворожденных» Ваши герои сражаются на стороне Малороссии, и книга выражает их, так сказать, политические взгляды. Они близки Вашим политическим взглядам?

Г. Бобров: - Хороший вопрос. На мой взгляд, это основная проблема моего романа. Именно то, что дает основную массу активного читательского неприятия.

Читатель, погружаясь в прямо говоря «больную тематику», перестает замечать очевидное. С одной стороны – это хорошо, ибо дает полное погружение в тему; с другой – создает вот такое непонимание элементарного. Роман «Эпоха мертворожденных» - модель возможного будущего развития сегодняшней ситуации. И политические взгляды героев отражают их видение проблематики уже там, за гранью произошедшей войны. Это политические воззрения, которые будут, если такое, не дай боже, случится.

Поставьте себя сегодняшнего на место любого бойца отряда Деркулова. Я вам гарантирую: если начнется война, то риторика сегодняшних экстремалов от политики покажется тогда розовыми рюшами по сравнению с воззрениями рядового участника. Если меж нами ляжет кровь, то просто за слово на другом языке можно будет легко отгрести пулю в морду, без объяснения причин – по факту, так сказать.

Опыт подобных противостояний на виду – вся эпоха постсоветских локальных конфликтов, но почему-то никто упорно не хочет извлекать уроков из пройденного.

From-UA: - Как вы считаете, нынешняя затянувшаяся газовая война Киева и Москвы – это в том числе и следствие антироссийской и антирусской политики украинской власти?

Г. Бобров: - Я считаю, что нынешняя «газовая война» - прекрасная иллюстрация механизмов запуска любого военного конфликта, как «горячего», так и вот такого - политико-экономического.

Ведь совершенно ясно, что Киев тупо выполняет волю заокеанского заказчика. Это эталонный пример англо-саксонской «дипломатии провокаций». Она давно и успешно освоена Штатами и до сих пор совершенно не учитывается другими странами. Что бы теперь ни предпринимала Россия, ее репутационные потери будут просто чудовищны. Про экономическую сторону вопроса даже говорить не буду. Также здорово потеряет и Евросоюз. Украина и так уже находится на грани краха государственности. А вот у заокеанских товарищей наоборот – все просто замечательно: у них помимо всего прочего – ослабление своих конкурентов (РФ и ЕС) - появился бонус в виде прекрасного повода возобновить почти захиревшее движение по строительству альтернативного трубопровода Nabucco и взять под свой контроль энергоснабжение старушки-Европы. Еще один шажок в длительном походе за долгожданным Пакс Американа.

From-UA: - Но вернемся к Вашей книге. Первое, что сразу вызывает у читателей вопросы и даже эмоции – почему герои повести проиграли?

Г. Бобров: - Потому, что в гражданской войне победителей не бывает по определению, ибо она всегда именно «братоубийственная». И потом, что значит проиграли? Чуть дальше конца книги понятно, что все только начинается.

From-UA: - Один мой знакомый, он тоже ветеран Афганистана, охарактеризовал свое состояние в тех событиях в трех пунктах: смертельная усталость, постоянное недосыпание и неистовое желание поесть, наконец, горячего супа. А какой осадок на душе и в памяти остался у Вас?

Г. Бобров: - Это не «состояние», это его отношение к войне как таковой. Афганистан для нас - он разный. Была и грязь, было и величие. В те годы и в тех обстоятельствах я окончательно сформировался как личность, это целый кусок моей жизни – яркий, насыщенный, незабываемый и очень-очень концентрированный. Если усталость – то смертельная, если радость – то до слез. Одним цветом не обозначить.

From-UA: - Чтобы Вы могли сказать тем, кто считает, что война, в том числе гражданская, может быть увлекательным блиц-кригом?

Г. Бобров: - Настоятельно порекомендовал бы им смотреть кадры кинохроники, особенно с бегством Саакашвили от пролетающего мимо российского штурмовика, и, покадрово(!), глаза Мишико, жующего свой галстук. В комплексе с галоперидолом должно помочь.

From-UA: - Вы не планируете написать продолжение «Эпохи мертворожденных»? Может быть с более оптимистическим финалом?

Г. Бобров: - Нет. Продолжения не будет. Не для денег писалось. Несмотря на то, что роман выдержал несколько изданий, он изначально был выложен в Интернет в бесплатном доступе и по сей день доступен в десятке сетевых библиотек. Кроме того, логика романа однозначно говорит – конец главному герою, повесили Деркулова.

From-UA: - Глеб, огромное Вам спасибо за интересную беседу! В завершение пожелаете что-нибудь нашим и Вашим читателям?


Г. Бобров: - Сегодня самое актуальное пожелание нашей стране: не стать темой первых полос.